Обмен учебными материалами


Григорий Петрович Климов 22 страница



– Меня зовут Сафаров. Санитарно-политическая служба КГБ. Так вот, Ниночка… Поскольку вы лесбиянка с садистскими наклонностями, то есть ведьма, то в доброе старое время, при Сталине, мы таких ведьм загоняли в Сибирь, в концлагеря. Но теперь у нас гнилой либерализм. Поэтому, поскольку ваш отец еврей, то все ваше ведьмачье хозяйство высылается в Израиль. В порядке санитарно-политической профилактики.

Доктор взял со стола папку:

– Чтобы не было всяких фиглей-миглей и шахер-махеров, вот вам ваше личное дело. А теперь пройдите в соседнюю комнату и ознакомьтесь с этим делом.

В современной авангардной литературе есть так называемые антироманы и антигерои. Нечто вроде такого антиромана представляло из себя и личное дело Нины фон Миллер. В папке были фотокопии документов, протоколы допросов свидетелей, медицинские формуляры. Сверху лежала родословная Нины, составленная на основании этих материалов.

Мама Милиция Ивановна любила рассказывать, что их бабушка Ираида Феодоровна когда-то была богатой помещицей, ходила в лес по грибы да по малину, вечерами дворовые девки пели да плясали хороводы, бабушка попивала чай из самовара, а галантные кавалеры целовали ей ручку. Все как в красивом романе.

Но в папке, как в антиромане, было совсем другое.

Бабушка Ираида Феодоровна до революции была не помещицей, а содержательницей публичного дома, бандершей. Вокруг нее пели да плясали проститутки, бабушка хлестала водку, а воры да сутенеры целовали ей ручку.

Дальше шли технические детали. Бабушка была родом из семьи, принадлежавшей к секте молокан. А название этой секты берет свое начало вовсе не от слова «молоко», как думают некоторые, а от греческого слова «malakoi», которое, со слов самого апостола Павла, означает гомосексуальность.

Мама рассказывала, что ее отец был из духовного сословия. А в папке, как в антиромане, стояло: исключен из духовного сословия за связь с сектой голиков-адамитов. Через этих голиков дедушка-расстрига познакомился с бабушкой-бандершей и стал ее мужем и компаньоном в публичном доме. У дедушки была болезненная потребность наблюдать то, что делает его голая клиентура. В медицине это называется эксгибиционизм и войеризм.

Несмотря на такое обилие соблазнов, у бабушки была полная гарантия, что дедушка ей не изменяет. Просто потому, что сам-то он был импотентом, и ему не оставалось ничего другого, как подсматривать то, что делают другие. Кстати, все дети бабушки были не от дедушки, а от пьяных клиентов.

Итак, мама Милиция Ивановна была сделана по формуле – на чужом х… в рай проехать. Но Бога не обманешь, и мама выросла лесбиянкой. Активного, то есть мужского типа. Поэтому она и ведет себя как милиционер. Поэтому ее и называют не Милица, а Милиция Ивановна.

Дедушка по отцу был из евреев-выкрестов, купил себе поместье и таким образом стал помещиком и дворянином. Выдавал себя за немца – Миллер. От рождения хромал на левую ногу. Невротик, эксцентрик, игрок и спекулянт. Интересовался психиатрией Ломброзо. Сочувствовал народникам-террористам, а потом – скопцам и толстовцам. Часть завещания оставил сионистам, а другую часть – коммунистам.

Бабушка по отцу была из правоверной еврейской семьи, но убежала из дома и стала суфражисткой, то есть борцом за эмансипацию женщины. Курила, пила, наркоманила и лесбиянила. Страдала психическими расстройствами, писала футуристические стихи, интересовалась теософией мадам Блаватской и антропософией еврея Штейнера.

Загрузка...

От таких дедушки и бабушки папа Миллер родился хорошеньким, как херувимчик. Но в его душе сидел бес суккуб, который превращает мужчин в женщин. Папа Миллер был гомо пассивного типа, то есть по виду мужчиной, а в душе женщиной. Поэтому-то он такой пассивный, ленивый и вечно сонный.

В семье Миллеров все было наоборот. Обычно говорят о красоте жены. А здесь папа как теософский херувимчик, а мама как жаба. Обычно муж старше жены. А здесь жена на десять лет старше мужа. Обычно муж выбирает себе жену. А здесь «активная» старая жаба женила на себе «пассивного» молоденького херувимчика. И потом всю жизнь попрекала его, что он такой дохлый, что он импотент, педераст и минетчик. Хотя она и сама была нисколько не лучше. Потому бедного папу и прозвали Гоняло Мученик.

Сбоку приписка красным карандашом:

«Потому и говорят, что дьявол делает все наоборот».

Почерк показался Нине знакомым. Ей даже почудилось, что это почерк Бориса Руднева.

Затем шли всякие мелочи из семейной жизни Миллеров. И все в стиле антиромана. В монну Нину влюбился соседский мальчик пятнадцати лет и такой же хорошенький, как ее папа в молодости. Этот мальчик был подрастающим минетчиком и мазохистом, он душой чувствовал, что Нина его дополняющая половина, и безумно страдал за ней. А Нина над ним только насмехалась. Зато в этого мальчика столь же безумно влюбился престарелый папа Миллер. А Нина уверяла всех, что ее папа втрескался в блудницу Магдалину, с которой Нина рисовала рубенсовских женщин и одновременно крутила лесбийский романчик. Но маму, конечно, не обманешь, и из-за этого получился семейный скандальчик. Мама на старости лет приревновала папу к глупому мальчику, а бедный папа заболел черной меланхолией и глотал всякие таблетки.

Внизу примечание красным карандашом:

«Положение более безвыходное, чем в романе Сартра „Без выхода“. Характерно, как в семье повторяется тот же самый цикл

– как карма».

И опять почерк показался Нине до странности знакомым.

Затем шли всякие данные о странной дружбе между семейством Миллеров и семейством князя Шаховского. Как в молодости Милиция Ивановна была близка, очень близка с княжной Зинаидой Гершелевной Шаховской. Кукушкины яйца князя Шаховского: кисейная барышня и криптоеврейка, лесбиянка и садистка, зачитывавшаяся романами Чарской, воспитанница института благородных девиц, которая пошла работать в ЧК и стреляла там людей, а потом попала в Сибирь и стала княжной Сибирской. А теперь просто полусумасшедшая старая дура, живущая на чердаке в Березовке.

Пока мама Миллер лесбиянила с княжной Шаховской, папа Миллер педерастил с колченогим князем Шаховским. Тоже криптоеврей. Этот вундеркинд с трудом окончил школу для дефективных, потом выдавал себя за героя Перекопа, пока не попал в Сибирь и стал князем Сибирским. Вот этот французский четырехугольник очень легко маскировался просто дружбой между двумя семьями. Правда, все это было в молодости. А теперь князь Шаховский-Сибирский просто колченогий старый придурок.

Внизу приписка красным карандашом:

«Вот цена того успеха, который обещает князь мира сего, имя которому легион, и который есть лжец и отец лжи».

В папке лежала также серия фотографий, снятых секретной камерой, где Нина была сфотографирована со всеми своими лесбийскими подругами в самых интимных позах. Тут и Лиза Шварц-Чернова, теперь княгиня Горемыкина-Оболенская. И Фуфочка из дома чудес. И даже блудница Магдалина. А позы такие, что похлеще, чем в самых лучших порнографических журналах.

Когда Нина закончила листать свой антироман, она чувствовала себя так, словно ее раздели догола. На папке стоял штемпель «13-й отдел КГБ». И она понимала, что возражать и сопротивляться бесполезно: в 13-м отделе, который занимается санитарно-политической профилактикой, ее раздавят как тифозную вошь.

Затем ее отправили на медицинскую комиссию, где ее действительно раздели догола. Врачи в белых халатах, из-под которых выглядывала форма КГБ, делали пробу крови, пробу эпидермиса кожи, каковым путем теперь проверяют на гомосексуальность, и еще целую кучу проб и анализов, включая и подробнейший гинекологический осмотр. Потом ее фотографировали анфас и в профиль, как для криминального альбома, и даже сняли отпечатки пальцев.

После всех этих процедур ведьму Нину посадили в лифт к отвезли на верхний этаж. Большая комната, где до самого потолка идут панели из какого-то редкого дерева. Вместо обычных портретов вождей по стенам висят картины древних храмов майя и ацтеков, ритуальные маски индейцев, чучела диковинных тропических животных. Полки с книгами и мягкие кожаные кресла. Комната походила на уютный кабинет профессора антропологии.

А за большим письменным столом человек в генеральской форме КГБ. Когда Нина посмотрела в лицо генерала, ей показалось, как в тумане, что он похож на Бориса Руднева. Но это был совсем другой человек. Форменная серо-голубая рубашка с черным галстуком. Вокруг рта залегли тяжелые складки. На плечах генеральские погоны со скрещенными топориками техслужбы КГБ. А на столе личное дело Нины. И холодное отвращение в глазах.

– Что ты стоишь, как соляной столб? – сказал генерал. – Садись.

Не ожидая ничего хорошего, Нина осторожно присела в кресло. Генерал постучал карандашом по папке с ее личным делом:

– Итак, ведьму Нину поймали с поличным. И высылают за границу. А я человек сентиментальный. Вот я и решил попрощаться.

– Борис, ведь я говорила тебе, что я большая дрянь. Но всего этого, – она кивнула на серую папку, – этого я и сама не знала…

– Итак, Нине фон Миллер не нравится ее родословная? Но я могу это переменить. Как прощальный подарок.

– Ты переменишь мне документы?

– Нет, дело немножко сложней. – Генерал играл пальцами по столу. – Когда-то ты рекомендовала мне послушать оперу Галеви «Жидовка». Ты помнишь, в чем там дело?

– Да, немножко… У какого-то средневекового графа цыгане украли ребенка. Потом, когда граф уже состарился, ему говорят, что местный раввин знает, где его ребенок. Но раввин молчит. Тогда граф приказывает инквизиции арестовать единственную и любимую дочь раввина. Но раввин молчит. Тогда эту дочь сжигают на костре. Граф говорит: «Ну а теперь ты скажешь, где мой ребенок?» Раввин показывает на догорающий костер и говорит: «Вот она – твоя дочь!»

– Да, поскольку Галеви сам еврей, то он это дело знает. А дело это заключается в том, что евреи, будучи самым дегенеративным народом на земле, частенько берут приемных детей

– и потом выдают их за своих. И эта опера «Жидовка» навела меня на мысль…

Генерал сидел и задумчиво листал личное дело Нины.

– Одна сестра твоей матери, Агнесса Ивановна, родилась калекой с искривленным позвоночником. Замужем не была. Ребенок сделан путем непорочного зачатия, но дочка Катя, твоя кузина, родилась косоглазая. Вторая сестра твоей матери, Диана Ивановна, замужем, но брак бездетный. А твоя мать вышла замуж за беглого еврея-выкреста. У твоего отца-еврея есть еще брат, который женат, но брак бездетный. Характерная картина засыхающего семейного дерева.

Нина судорожно сдвинула брови. Генерал откинулся в кресле, закурил трубку и тяжело вздохнул.

– Чтобы выправить твою родословную, мне придется воскресить мертвых. Помнишь кукушкины яйца князя Шаховского? Ведь и в этой семье тоже один из вариантов оперы «Жидовка». Но дело вот в чем: ты говорила, что у колченогого князя Шаховского-Сибирского когда-то был романчик с женой одного офицера НКВД. Когда офицер это узнал, то жену он застрелил, а этого хромого идиотика и его сестрицу Зинаиду Гершелевну загнал в Сибирь. Помнишь?

– Да…

– Гак вот, недавно я допросил эту Зинаиду Гершелевну. Как я и ожидал, роман с женой офицера был не у князя Сибирского, а у его сестрицы, которая тогда была генералом НКВД. Лесбийский роман. Но когда я нажал на Зинаиду Генриховну, то я узнал еще кое-что. Скажи, ты единственный ребенок у твоих родителей?

– Да…

– Так вот… Сначала у твоей матери было двое мертворожденных детей. А третий был монголоидным идиотом, который тоже вскоре умер.

Нина отвернулась и смотрела в окно. Там ярко светило солнце и откуда-то издалека доносились гудки автомобилей.

– Тогда твои родители решили взять приемного ребенка. Поскольку детские дома тогда входили в юрисдикцию НКВД, то они обратились за содействием к Зинаиде Герше-левне. А Зиночка просто взяла и отдала им ребенка убитой жены того самого офицера.

В голосе генерала звучали усталость и горечь. Нина настороженно повернула голову:

– Так, значит, я приемный ребенок?

– Да… Этот ребенок жил у родителей жены в Березовке. Но они не любили этого ребенка, так как считали его отца убийцей их дочери. Поэтому они охотно отдали ребенка Зиночке, а отцу сказали, что он умер от воспаления легких. Работая в НКВД, Зиночка замела все следы – свидетельство о смерти, похороны и так далее… А теперь она мне во всем этом призналась.

Нина недоверчиво подняла брови:

– Значит, ты знаешь, кто мой отец?

– К сожалению, знаю.

– Кто он?

– Хм… Твой отец – мой родной брат.

Нине показалось, что чучело черепахи, которое висело на стене, вдруг ожило и зашевелилось. А ритуальные маски индейских жрецов как-то странно улыбаются. И рядом кто-то говорит:

– Это означает, что ты моя родная племянница. А я –твой родной дядя. Это означает, что я был влюблен в мою племянницу, что я целовал мою родную племянницу, что я чуть не женился на собственной племяннице. Ведь это кровосмешение. Как у Гитлера с Гели Раубаль. Но какой черт впутал меня в это грязное дело?

Генерал тяжело поднялся из-за стола и шагал из угла в угол.

– Борис, но ведь Зиночка сумасшедшая. Может быть, она ошиблась?

– О, не-ет. У нас есть такие средства, что не только сумасшедшие, но и мертвые заговорят. И говорят правду. Я проверил – и все это, к сожалению, так.

Нина сидела и рассматривала своего нового дядю, который угрюмо шагал по комнате. Ведь он действительно воскресил мертвых. И было видно, что он заплатил за это частью своей собственной души.

– Борис, а где он сейчас – мой отец?

– В точности, как в опере «Жидовка». Твой отец – советский граф, красный кардинал. Он очень любил твою мать. А она испортила ему всю жизнь. Красный кардинал знал, что получится из тебя. Он любил тебя, но известие о твоей смерти было для него выходом из горького тупика. То, что ты жива, – для него только лишнее горе. И не будем бередить старые раны. Так что… забудь о нем.

– А почему он застрелил мою мать?

– Твоя мать, Ольга, была очень красивая двуполая ехидна. За спиной мужа она крутила лесбийский роман с Зиночкой, княжной Шаховской и генералом НКВД. Но потом Ольга стала изменять и

княжне. Говорят, что она спуталась с женой самого Сталина. [] Тогда у княжны взыграла ее психованная еврейская кровь – и она застрелила Ольгу из пистолета ее мужа. И обставила это так, как самоубийство. Но потом все это выяснилось. Вот за это-то Зиночку и загнали в Сибирь.

Затем Нина узнала, что от перестановки слагаемых сумма не меняется. Ее мать, Ольга, выдавала себя за полуеврейку, только по матери. Но в действительности ее отец был таким же беглым евреем-выкрестом, как папа Миллер, и так же скрывал это. В результате и так и этак по крови она, Нина, является полуеврейкой. Потому-то криптоеврейка Зиночка передала полуеврейского ребенка в полуеврейскую семью.

– Генеалогия почти такая же, как у товарища Ленина, – кисло сказал дядя-генерал. – Помесь сатаны и антихриста. Он щелкнул зажигалкой и швырнул ее на стол.

– Твой отец был нормальным человеком. А твоя дурная наследственность идет от твоей еврейской матери. К сожалению, гнилая кровь, как яд, сильнее здоровой крови.

– Борис, – тихо сказала Нина. – Но ведь я любила тебя… почти по-настоящему.

– Да, почти… Любовь садистки – это вещь довольно специфическая. Как кошка с мышью. Потому ты все время и твердила: «мой маленький», «мой мышоночек». И твои поцелуи – ведь твои глаза загорались только тогда, когда у меня из губ текла кровь. Поцелуи с привкусом крови. В медицине это называется вампиризмом. И эту дрянь я любил как богиню! И считал себя любимцем богов!

Бывший любимец богов печально покачал головой:

– Я охотился за идеальной советской девушкой нового типа

– гомо совьетикус. И что же мне черт послал? Гомосексуалистку! Лесбиянку!

Бывший охотник за гомо совьетикус смотрел на Нину хинным взглядом и словно разговаривал сам с собой:

– Н-да, высокая девичья грудь, тонкая талия и тяжелые бедра здоровой самки. И такая чистая, как у ребенка кожа. Которую так приятно целовать. А на самом деле – это белла…донна. Красавка. Бешеная вишня. Сонная одурь. Та самая, о которой говорят: не троньте эту пакость – плакать будете.

Он выбил пепел из трубки в большую бронзовую пепельницу:

– Но чтобы понять все эти премудрости, сначала нужно побывать в ослиной шкуре.

Затем генерал госбезопасности вспомнил что-то и поморщился, как от зубной боли.

– А ведь я держал тебя на своих руах, когда ты была еще грудным ребенком… Кормил тебя из бутылочки… Играл с тобой вауньки-вауньки… Вытирал твои первые детские слезы… Потом ты умерла, и по тебе даже отслужили панихиду… Чтобы спасти твою грешную душу…

Он остановился посередине комнаты и закинул руки за спину.

– Теперь я оживил тебя. Но ты живой труп. И в твоих жилах трупный яд. Я высылаю тебя из страны. Даю тебе путевку в новую жизнь. Я нарочно показал тебе родословную – и одну, и другую. Чтобы ты знала, чем это кончается, когда люди делают гешефты с дьяволом.

Генерал оперся руками о стол, и на его погонах блеснули скрещенные топорики советской инквизиции.

– Запомни только одно, ведьма Нина. Если когда-нибудь тебе придут в голову какие-нибудь глупые мысли. Имей в виду, что с нами шутки плохи. Мы умеем не только оживлять мертвых, но и наоборот. Первый раз я держал тебя в руках как ребенка. Второй раз – как женщину. Но третий раз в мои руки не попадайся. А руки у нас длинные. И помни – слово мое крепко.

Машина 13-го отдела КГБ работала быстро. Тот же капитан в роговых очках и со змейками на погонах вручил Нине заграничный паспорт с израильской визой, потом полез в стол:

– Я еще должен вернуть вам вашу собственность. Распишитесь в получении.

И он протянул Нине злосчастную продолговатую коробочку с замочком и надписью «Made in USA». Это был тот самый секретный инструмент психологической войны, при помощи которого ведьмы превращаются в мужчин.

Вскоре теремок по переулку Энтузиастов, No 22, что при игре в очко означает перебор, опустел. И случайные прохожие даже не знают, что когда-то здесь жила спящая красавица Нина Миллер, идеальная советская девушка нового типа, которая оказалась ведьмой.

Судьбу остальных чудиков из дома чудес, недоделков из Недоделкино и прочих бесов агитпропа можно было бы, конечно, и не описывать. Но тогда будет пробел в сатановедении. Ведь дьявол дегенерации, ангел смерти – это медленная смерть, растягивающаяся на несколько поколений.

И чтобы понять эту путаную штуку, нужно посмотреть на всю жизнь данного легионера. А еще лучше – целой группы легионеров. Так как они, подобно микробам, всегда собираются в группы или цепочки. Как бледная спирохета у сифилиса. А поскольку это штучка наследственная, то нужно еще покопаться в их дедушках и бабушках, внуках и правнучках.

Только тогда вы получите ключи познания к тем проблемам добра и зла, счастья и несчастья, ума и безумия, жизни и смерти, которые испокон веков называют Богом и дьяволом. Только тогда вы узнаете, где правда – и где кривда.

Если кто подумает, что по спецпроекту «Агасфер» 13-й отдел КГБ засылал на Запад своих агентов, тот глубоко ошибается. В большинстве случаев никаких инструкций эти агасферы не получали. Но без дела они сидеть не будут. Весь фокус в том, что они будут делать. Безо всяких инструкций эти легионеры-кинсианцы, в которых заложены комплексы разрушения и саморазрушения, будут гадить, путать, портить и разрушать все, за что бы они ни взялись.

Потому-то философы и говорят, что дьявол – это первый антихрист и нигилист, что это Никто и Ничто, но это Ничто ничтожит. И все это прекрасно знали в мозговом тресте профессора Руднева, который посадил этого дьявола на цепь и заставил его служить советской власти.

Трупный яд декаденции – и революции – пришел в Россию с Запада. А теперь 13-й отдел КГБ просто бросал этих дохлых кошек соседу через забор. Долг платежом красен.

Французскую Лизу и Котика, то есть князя и княгиню Горемыкиных, тоже пустили по конвейеру спецпроекта «Агасфер». Их выслали просто потому, что оба они были гомо совьетикус. Ведь на Западе спорят о гомо совьетикус. Ну вот и прекрасно, пусть сами посмотрят, что это такое.

Кроме того, княгиня Лиза официально считается полуеврейкой, мемзерихой. А евриканская и еврипейская пресса с пеной у рта кричат, чтобы советских евреев выпускали в Израиль. В результате князю и княгине Горемыкиным пришлепнули израильскую визу и отправили в путь-дорогу.

Однако княгине Лизе вовсе не хотелось собирать апельсины в кибуцах. А князю Горемыкину еще меньше хотелось воевать за великий Израиль от Нила до Евфрата. Поэтому вместо Израиля они вскоре очутились в другой земле обетованной – Америке. Потому-то этот спецпроект и назывался «Агасфер», то есть «Вечный Жид».

В Америке князь Горемыкин честно признался, что его профессия – это «три буквы», знаете, всякие хитрые органы. А княгиня Лиза заявила, что она, как новейший представитель 3-й евмиграции, хотела бы работать на «Голосе Америки», чтобы помогать советским диссидентам в их борьбе за свободу и права человека.

Как полагается в таких случаях, американские хитрые органы устроили им психологическую проверку с помощью Роршах-тестов, где посредством чернильных пятен, анкет с незаконченными предложениями, интимных интервью на сексуальные темы и прочих хитростей выясняют эдипов или матерный комплекс, фрейдовский-ротовой эротизм, анальный или заднепроходной эротизм, как говорят, армянские шутки и прочие щекотливые комплексы, необходимые для научного психоанализа данной личности.

Князь и княгиня Горемыкины знали все эти армянские шутки гораздо лучше экзаменаторов и выдержали экзамен с таким успехом, что американские хитрецы из хитрых органов запрыгали от радости. Первоклассные психи! Да еще советские, да еще свеженькие! И новых агасферов сразу же включили в систему американской психвойны.

Князя Горемыкина взяли на работу в Си-ай-эй, где легионеры играют такую же роль, как в СССР компартия. Замаскировавшись как переводчик госдепартамента, он разъезжал с советскими делегациями, которые приезжали в США в порядке обмена научными силами. Его задачей было вынюхивать из состава советских делегаций таких же легионеров, как он сам, и сообщать результаты в Си-ай-эй. А попутно и в 13-й отдел КГБ.

Тем веменем княгиня Лиза стучала на пишущей машинке на радио «Голос Америки» в Вашингтоне и уверяла всех, что она не просто машинистка, а советская писательница-диссидентка.

Потом французская Лиза забеременела. Уже на следующий день она трезвонила об этом, как о событии мирового значения, и даже пыталась включить эту новость в программу радиопередач «Голоса Америки». А князь Горемыкин от этого известия морщился и корчился так, словно у него родовые схватки.

В темные времена бывало, что крестьянки рожали за работой в поле, прямо на меже. Зато княгиня Горемыкина рожала по всем правилам американской науки и техники. За два месяца до родов она уже слегла в госпиталь. По обеим сторонам постели висели какие-то сосуды с трубочками. Эти трубочки Лизе повставляли во все те места, которыми она грешила и даже не грешила. И два месяца по этим сосудам и трубочкам, как на химическом заводе, циркулировали всякие жидкости.

В некоторых странах, когда рожает королева, по закону – чтобы не подменили наследника – при родах присутствует целая куча свидетелей. Княгиня Горемыкина рожала своего ребенка почти как королева. В качестве свидетелей собрали целую кучу студентов-медиков. Чтобы они посмотрели, как не нужно рожать.

В темные времена французская Лиза и ее ребенок просто сыграли б в ящик. Но на данном этапе науки и техники новорожденного включили в сложную систему сосудов и трубочек и еще два месяца качали всякие химикалии. В результате восторжествовал прогресс науки, и в мире прибавилось еще одним легионером.

Выйдя из госпиталя, мемзериха Лиза устроила пышные крестины. Священник читал молитвы, где просил Господа Бога изгнать из новорожденной души дьявола, бесов и всякую нечисть. А княгиня Горемыкина стояла рядом с видом победительницы.

Потом Лиза начала уверять, что у нее не ребенок, а настоящий вундеркинд. И действительно, с ее сыном творились чудеса. Когда другие дети начинают ходить, вундеркинд все еще ползал. Когда обычные дети начинают говорить, вундеркинд только мычал. Кроме того, вундеркинд упорно путал свой ночной горшок с тарелкой для еды.

Французская Лиза смотрела на все это с трепетанием в душе. Будучи ведьмой, она знала тайный смысл народной поговорки: «Почему тебе в жизни так везет? Ты что, в детстве г… ел?» Ведь такие вещи частенько встречаются у будущих гениев. Ведь нечто подобное было в детстве даже у гениального товарища Ленина.

Но по мере того как вундеркинд подрастал, ведьма Лиза немножко притихла. Дело в том, что подобные явления встречаются у гениев – или кретинов. В пропорции: один гений – на сто тысяч кретинов. И ведьме Лизе становилось ясно, что в этой лотерее она вытянула не гения, а что-то другое.

Потому-то знаменитый диссидент-дурдомщик Валерий Тарсис и уверяет, что на дне души каждого гения сидит кретин. Да, но это вовсе не означает, что каждый кретин – это гений.

Ведьма Лиза прекрасно знала, что детей ей лучше не иметь. Но она вовсе не хотела оставаться бездетной старой девой. Фу, чтобы люди потом пальцами показывали? И она решила сделать ребенка любой ценой. И вот, как в насмешку, ее желание исполнилось с избытком: она получила вечного ребенка, какого-то умственно отсталого, инфантильного, с матерным комплексом, который всю жизнь будет держаться за мамину юбку.

Конечно, многие легионеры, у которых совесть такая же нечистая, как у ведьмы Лизы, станут уверять, что все это совсем не так. Скажут, что это просто случайность, слепая генетическая комбинация, аминокислоты, влияние радиоактивности, атомных экспериментов и прочие абстрактные факторы.

Так или иначе, ведьма Лиза думала, что она перехитрила. всех – и Бога, и дьявола. А получилось немножко иначе. Не помогли ни американская наука и техника, ни фальшивое крещение с молитвами. Оказывается, что Господа Бога. перехитрить не так-то просто.

Чтобы быть объективным, нужно заметить, что к делу производства кретинов князь Горемыкин был совершение непричастен. Княгиня Лиза сделала все сама. Чтобы понизить шансы легионизацни, она делала ребенка не от мужа-легионера, а, так сказать, модернистским способом – искусственным путем.

Конечно, Лиза не обращалась за советом к средневековым алхимикам, которые когда-то пытались сделать человека из реторты или гомункулуса. В современных культурных странах эта проблема разрешена в форме искусственного осеменения. А в менее культурных странах по этому поводу говорят: пальцем деланный. Обычно это говорят, когда видят такого гомункулуса, какой получился у ведьмы Лизы.

Княгиня Лиза делала ребенка от чужого дяди. Хотела, как говорится, на чужом х… в рай проехать. Но получилось немножко не по плану.

Если кто думает, что, сделав одного гомункулуса, Лиза на этом успокоилась, тот глубоко ошибается. Ведь Лиза была немножко еврейкой. И недаром говорят, что евреи находят выход из любого положения. Поэтому, когда Лиза убедилась, что первый ребенок явно дефективный, она опять забеременела.

А когда подошло время рожать, она поехала в Западную Германию. И вскоре у нее появилась прелестная новорожденная дочка.

– Смотрите! – сияла Лиза. – Такая белокурая. В точности, как я! И роды были такие легкие…

На этот раз роды были действительно легкие. Лиза просто повыбрасывала из-под платья всякие тряпки, с помощью которых она имитировала беременность, а потом отправилась в приют святой Катерины, где монашки заботились о подкидышах, и взяла себе там приемного ребенка. Конечно, княгиня Горемыкина никогда не признается, что ее белокурая дочка – это ребенок безвестной немецкой прислуги.

В семье Лизы Абрамовны Черновой-Шварц это была своего рода семейная традиция, и мемзериха Лиза просто пошла по стопам своей матери. В свое время Лизу тоже делали пальцем – и результаты получились плохие. А если вы поспрашиваете у знакомых, то вам скажут, что у Лизы есть еще младшая сестра – приемный ребенок, очень хороший человек и не такая стерва, как Лиза.

Но тут возникает маленький талмудический вопрос: если отец Лизы еврей, а мать гойка, шикса, и если Лизу делали пальцем, то какая же она еврейка?

Вот потому-то в случае смешанных браков между евреями и гоями мудрые раввины, прекрасно зная все эти фигли-мигли, признают евреем только ребенка еврейской матери, но не еврейского отца. Сионские мудрецы знают, что такие смешанные браки обычно, в большинстве случаев, это браки не простые, а специальные. И если мать гойка, шикса, то тут нужно держать ухо востро. Правда, такие ведьмы, как Лиза, даже и раввинов обманут.

Вот вам и княгиня Горемыкина. Но ничего в этом особенного нет. По этому же пути пошли многие представители старого столбового дворянства царской России, многие испанские гранды и английские лорды, румынский король по имени Карол и даже претендент на престол Романовых. А потом бедных евреев обвиняют, что они занимаются всякими фиглями-миглями.

Почему ведьма Лиза поехала за своим приемным ребенком не куда-нибудь, а в Западную Германию? Да очень просто. Ведьма Лиза ведала, что после того, как байстрюк Гитлер почистил Германию в области чистоты расы, да еще уничтожал душевнобольных, гомосексуалистов, дефективных и всяких помешанных, каким он был сам, теперь там меньше шансов, что и приемный ребеночек может оказаться с подвохом.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная